Кто, как и зачем формирует условия нашей жизни

Сейчас же поговорим о том, что же происходит в «среде жизнедеятельности» – основные тенденции «мира бизнеса».

Итак, не секрет, что сегодня именно огромные компании, имеющие мировое значение, определяют процессы, происходящие на рынке: можно сказать, что они формируют те условия, в которых приходиться жить и работать людям и небольшим, относительно них самих, организациям. Посмотрим, какие же условия, в которых приходится жить и работать практически каждому, они создают.

Конечно, не письменными директивами, а – именно посредством формирования условий рынка, согласно которым «приходится крутиться» всем прочим, они диктуют свои правила менее крупному, по сравнению с ними, бизнесу. При этом надо добавить, что эти компании во многом определяют «деловую моду» на то, как правильно вести бизнес, как организовывать внутреннюю и внешнюю работу организаций.

Большинство компаний продолжают действовать так, как это было возможно в условиях свободного рынка – и даже не догадываются, что действуют в искусственно сформированных условиях. Можно сказать, что произошла массовая потеря способности ориентироваться. Если организация поймет, в каких условиях рынка она находится – то сможет действовать иначе, ее перестанет «трясти» и, в итоге, крайне быстро начнет становиться лидером.

Именно «слепота» небольших компаний и абсолютный контроль рынка позволяет корпорациям переложить «черную работу» на небольшие компании, находящиеся на рынке и зависящие от него – а значит и от них, – а самим корпорациям все более расширять территорию своих владений, открывая новые региональные представительства, филиалы, отделения.

Процесс расширения кардинально поменял сам подход корпораций к ведению бизнеса. Когда-то, причем, не так давно, считалось, что любая организация настолько успешна, насколько она лучше других понимает существующие потребности людей и способна их удовлетворить: если на рынке становятся востребованными, например, двери – она раньше прочих «заваливает» ими рынок; если возникает дефицит в продуктах питания – она предоставляет их.

Но, по мере роста, корпорация, которая единовременно присутствует на сотнях рынков по всему миру, у каждого из которых свои индивидуальные потребности и предпочтения, становится все менее способна их удовлетворять. Пока компания маленькая, она способна быстро чувствовать изменение на рынке, перестраивать производство, переучивать персонал, но чем больше она растет, тем сложнее ей делать это. Представьте лодку, которая плывет по реке и способна быстро поворачивать, менять направление – маневрировать; причем, управлять ей может один человек. Но для того, чтобы повернуть авианосцу нужно время, пространство, огромное количество моряков – естественно, что каждый поворот для него намного сложнее, затратнее, медленнее: он несравненно более мощен, чем лодка, но по сравнению с ней – практически бездвижен.

Если бы компании-гиганты – «авианосцы бизнеса» – сохранили этот подход «ориентации на потребности рынка и потребителя», продолжали бы вести политику «малых лодок», то они бы несли колоссальные затраты «на маневры», пытаясь везде и сразу «попасть в потребности». Авианосцу намного проще «задавить массой», чем повернуть. В принципе, это изменение в политике корпораций и произошло: им выгоднее вообще не маневрировать для каждого рынка по отдельности. Они уже не гонятся за потребностями рынка – теперь они их формируют. Теперь все «малые лодки» вынуждены крутиться вокруг них. Корпорация заваливает все рынки сразу производимым ей одинаковым товаром и создает на него «моду» посредством, к примеру, рекламы; задача же всех прочих присутствующих на рынке небольших компаний состоит в том, чтобы этот товар донести до потребителя. То есть, прочие организации превращаются в посредников между корпорацией и потребителем; причем, эффективность и успешность этих компаний зависит от того, кто лучше презентует товар корпорации и уже на месте усилит в общих чертах сформированную общую потребность – сможет объяснить «прелести и необходимость» предлагаемого товара.

Объясню, что значит формировать потребности: при всей внешней невинности фразы – это достаточно жуткая вещь. Сама идея крайне проста: надо заставить людей жить и думать так, чтобы они не могли обойтись без товара корпорации. Проще говоря, надо создать такую культуру, такие ценности жизни, такие интересы, само существование и удовлетворение которых невозможно без продуктов компании. То есть весь потенциал, вся мощь направлены на то, чтобы люди жили так и интересовались тем, что выгодно компании: то есть жили ради потребления продуктов корпорации. Если рассмотреть товар, как некую «пищу», то корпорации отучают людей от старой – и приучают «питаться» только тем, что производят. И ничем иным. Пищей, за которой «охотятся» люди, являются и машины, и телевизоры, и пылесосы, и лекарства, и сотовые телефоны: без них жизнь современного человека невозможна. Естественно, что когда корпорация формирует «образ жизни» – потребности – то ее вообще не интересует, что хочет рынок: она работает только в одну сторону – прокачивает свой товар через филиалы на этот рынок, постоянно усиливая потребность в нем.

Но создать абсолютную потребность, полностью уничтожив признаки национальной культуры, традиций до конца невозможно. Именно из-за этого, даже когда потребность создана, филиалам на местах не так просто объяснить людям, почему они должны «это покупать». Год за годом главам филиалов все труднее сбывать «не нужный на рынке товар», все больше приходится проявлять изобретательности в том, как это сделать. Для самих представительств намного проще реализовать товар, если будут учтены потребности того рынка, на котором они работают, и именно этого они и хотят от центрального правления компании – но именно это желание в корне расходится с политикой самой корпорации. Таким образом, возникает ситуация, когда между региональными представительствами и центральным руководством все меньше существует понимания; руководство все меньше понимает, что нужно на местах представительств. Просто можно сказать, что верхи компаний «тупо гнут свою линию», и им вообще все равно, что об этом думают как в самих их же представительствах, так и на самих рынках: им нужно только одно – как можно больше и больше сбывать товара, вне зависимости от того, нужен он или нет.

Кстати, отойду в сторону: как вы думаете, почему совместно с приходом западных компаний на наш рынок так мощно возросла мода на то, что называется «тренинги продаж», «тренинги по работе с клиентами»? Почему неожиданно появились занимающиеся этими вопросами консалтинговые компании – да еще в каком-то сумасшедшем количестве? Да потому, что продавать-то «товар» как-то надо – а как это сделать иначе, чем с помощью «психологической атаки» на ни в чем не виноватого потенциального покупателя? Если товар не нужен, то нужно в этом его переубедить так, что товар станет нужен – и он его купит.

Итак, корпорации сегодня формируют лицо мира посредством создания единых потребностей, необходимых для сбыта их продукции – и это уже не бизнес: это уже идеология жизни. Именно поэтому говорят, что их бизнес давно перестал быть бизнесом – и стал политикой. И действительно, сегодня именно политика корпораций определят то, что происходит в мире: корпорации говорят людям, что им смотреть, что пить, что есть, как одеваться и на чем ездить, как проводить свободное время, как отдыхать и к чему стремиться...

Кто и зачем поддерживает миф о правильности

«Культуры Работы»

Но сегодня наступает момент, когда кризис между тем, что хотят сами люди и тем, что хотят от них корпорации, достиг предела: начав диктовать людям, как жить, а всему бизнесу, как работать и чем заниматься, они, по сути, их оставили за «бортом», лишив самостоятельного выбора. Пока еще шла борьба между первыми гигантами за рынки, люди хотя бы могли выбирать «образ жизни»; сегодня же все, куда не посмотри, одинаково. Практически одинаковые автомобили, мало чем отличные холодильники, стиль одежды, напитки и времяпрепровождение, фильмы. То есть, продукт от какой Корпорации не потребляй – все они «одинаковы на вкус». То есть, захватив и поделив рынки, они, в итоге, сформировали единую, удобную для них всех, культуру.

Пока образы жизни от корпораций отличались, они предлагали человеку, попробовав их товар, жить по-новому; сегодня эта новизна и выбор отсутствуют. Это «единообразие образов жизни» привело к тому, что можно назвать «потребительской скукой». Именно эта потребительская скука – потеря интереса людей к приобретению новых товаров – является причиной того, что называется «перенасыщением рынков»: людям становится не интересно стремиться приобретать вновь появляющиеся товары, – соответственно, сбыт падает. В этот момент начинается то, что называют «перепроизводством»: когда склады переполняются нереализованным товаром.

Кажется, что вот-вот вся эта «пирамида навязывания, как жить» вот-вот рухнет, как гигант на глиняных ногах, но почему-то не рушится… Почему?

Итак, корпорации «уперлись» в стену невозможности увеличения дальнейшего роста сбыта своего реального «вещественного» товара, но они не стали «пробивать эту стену головой» – они просто нашли новый источник дохода. Миф же о том, что они будут и дальше пытаться «повысить спрос на свои товары или увеличить продажи» поддерживается самими корпорациями. Этот миф позволяет сохранить контроль над рынками, вынуждает пытаться решить свои проблемы старыми методами.

В действительности, этот миф поддерживает «рабочую культуру» в обществе: пытаясь добиться успеха или просто выжить, руководители пытаются превзойти «большого брата» более четкой структурой организации работы, более высоким ритмом, более интересной и яркой рекламой, более профессиональными сотрудниками – чем у него. Они и правда верят, что если им это удастся – то они «победят монстра».

Проще говоря, корпорации этим мифом показывают прочим организациям «путь к успеху» – и, как доверчивые дети, люди устремляются по нему: директора трепят себе нервы тем, что еще в чем-то их организация не соответствует, уступает «стандартам рабочей культуры» – не достаточно ритма, работоспособности, слаженности работы. Именно от этих попыток привести организацию к «идеальному образу» и страдают сотрудники. И именно с этим руководители связывают проблемы со сбытом своего товара, деятельности своей организации. Они не видят ловушки: весь классический менеджмент подтверждает «правильность пути». Но смотреть надо не на правильность, а – на результаты; а вот результаты-то говорят, что это – путь в пропасть. Но почему-то большинство этого не видит – а считает, что у них недостаточно знаний, недостаточно квалифицированных кадров: и учатся сами, учат сотрудников, учатся, учатся…

Корпорации сегодня уже не считают своей первоочередной задачей непрерывное увеличение продажи своего товара: они понимают то, что этот источник получения сверхприбыли исчерпан. Понимают, что люди будут покупать и дальше – но уже исключительно для того, чтобы не более чем сохранить привычный образ жизни. Но увлеченные мифом о «рабочей культуре», погруженные внутрь рынка – в котором все делают одно и то же, в бешенную гонку стать лидером или выжить – руководители этого не видят.


Разделы:Скорочтение - как читать быстрее | Онлайн тренинги по скорочтению. Пошаговый курс для освоения навыка быстрого чтения | Проговаривание слов и увеличение скорости чтения | Угол зрения - возможность научиться читать зиг-загом | Концентрация внимания - отключение посторонних шумов Медикаментозные усилители - как повысить концентрирующую способность мозга | Запоминание - Как читать, запоминать и не забывать | Курс скорочтения - для самых занятых | Статьи | Книги и программы для скачивания | Иностранный язык | Развитие памяти | Набор текстов десятью пальцами | Медикаментозное улучшение мозгов | Обратная связь