ЛЕПРЕКОНЫ И ДЕРЕВЬЯ

Лепреконы, феи, деревья — кто они на самом деле? Я написал книгу о лепреконе и поместил там его изображение в виде, в котором современное общество их себе представляет — со шляпой, в пиджачке, в носках и ботинках. Но на самом деле они выглядят не так. Со времени написания той книги меня много раз спрашивали, видел ли я их по-настоящему. Да, видел — но они были не такими (или не совсем такими), как на картинке. Попробую объяснить, чем они занимаются, почему они здесь, как выглядят, и как вступить в общение с ними. Думаю, после этого, когда кто-то скажет, что может видеть лепреконов, вы сможете определить, правду ли говорит этот человек. Ведь достаточно понять, что собой представляют эти существа, чтобы прояснилась вся картина. Когда поймете, почему иногда мы можем их видеть, тогда станет ясно, и почему обычно люди их не видят, за исключением немногочисленных видящих. А значит, это больше не будет тайной.

Итак, позвольте объяснить. Существа, которых называют лепреконами, не все одинаковы. Живут они в различных частях света и отличаются еще и по этому признаку — так же, как и люди. Езжайте в Африку и увидите, что люди там отличаются от людей, скажем, в Индии. А в Канаде люди отличаются от людей как в Индии, так и в Африке. Мы все люди, но немного отличаемся друг от друга, у нас различный цвет кожи. В Канаде, к примеру, живут люди различных типов из разных стран, которые занимаются самыми разными делами — мы все очень перемешаны. То же самое справедливо для рассматриваемых нами существ.

Так кто же они такие? Лепреконы обычно живут в достаточно влажных уголках очень глухих лесов. Причина этого в том, что там есть их пища, а это энергия, выделяемая деревьями, мхом и определенным типом корней. На корнях бывают маленькие узелки — они выглядят, как шарики... Не знаю, доводилось ли вам внимательно рассматривать корни, но если это сделать (например, когда буря валит дерево), то кое-где на корнях можно увидеть эти маленькие узелки, в которых накапливается энергия. Лепреконы впитывают ее, и так они питаются, это их пища. В свою очередь, лепреконы тоже излучают определенную вибрацию, энергию. Точно так, как мы едим, а потом ходим в туалет, так эти существа излучают из себя эту вибрацию, которую принимают растения, — точно так, как они впитывают выдыхаемый нами углекислый газ, а выдыхают кислород, которым дышим мы. Так же и с лепре- конами.

Итак, они предпочитают жить в достаточно влажных местах. В основном, в долинах, там, где много влаги, в туманных местах, где часто идет дождь, — потому что там больше всего нужной им энергии. Конечно, они есть и в других местах, но тут вы найдете их больше всего. Это подобно тому, как люди предпочитают жить в местах большей доступности своей пищи, и сейчас ими являются города. В пустыне или в очень холодном климате не найдете большого количества людей. То же самое относится к этим существам. (Никак не решу, называть их существами или сущностями, потому, вероятно, буду использовать оба термина.)

Существует множество различных видов и вариаций этих сущностей. Но те, кого мы зовем лепре- конами, отличаются от остальных немного большей плотностью. То же и с размером — если можно применить к ним этот термин, то они немного больше других сущностей. Это делает их более доступными. Если встретитесь с ними в лесу, то увидите перемещающееся туманное облако, которое может уходить в землю и выходить из нее, проходить через деревья. Их вибрационная частота отличается от нашей, что позволяет им проходить сквозь материю.

Если пойдете в лес, то обнаружите, что общаться с ними не так-то просто. Им легче воспринимать нас, чем нам их, потому что мы более плотные, и наши вибрации находятся в области, которая доступна их восприятию. Наша же область восприятия более узка. Это подобно тому, что мы не можем слышать всех звуков, которые слышит собака. Получается, что лепреконы хорошо нас видят, но нам их увидеть сложнее. Однако все-таки увидеть лепрекона легче, чем какую-то другую сущность, потому что вибрации лепреконов находятся ближе к нашим.

Кстати, в некоторых местах людям легче воспринимать их своими органами чувств, и там больше этих существ. В этих местах энергетика больше подходит им, там более подходящие источники питания, потому там больше и лепреконов. Там не обязательно должно быть много деревьев, это может быть болотистая местность с обилием торфяного мха, который является прекрасным источником энергии для лепреконов.

Итак, мы становимся способными воспринимать тех существ, вибрации которых находятся ближе к нашим собственным. Кроме того, есть на земле так называемые «места силы», в которых камни, кристаллы, животные и сама земля вибрируют на такой частоте и излучают такие энергии, которые облегчают для нас восприятие подобных существ.

Я вырос как раз недалеко от места с сильным излучением от подземного источника энергии, которое облегчает восприятие. Плюс неподалеку там еще есть и болотистая местность. Кроме того, я рос без внимания со стороны других людей: родители других детей не разрешали им играть со мной. Потому первые девять лет я очень мало общался с людьми. Настолько мало, что мне приходилось в лесу искать тех, с кем вступить в общение, ведь общение — естественная потребность. Получилось так, что я проводил много времени именно в том месте, где энергетика облегчала восприятие подобных существ. К тому же оказалось, что у них там было некое поселение, а потому их там было сравнительно много.

Что до тех существ, которых мы воспринимаем в форме лепреконов, — тут очень интересно. Вот, смотрите, у нас, у людей, есть шаманы, духовные люди, буддисты, которые медитируют, видят и слышат то, чего не воспринимает обычный человек, и т. д. Среди таких существ тоже есть нечто подобное — существа, которым интересны мы, люди, они хотят изучать нас, хотят общаться с нами. Они учатся придавать себе форму, учатся делать так, чтобы их воспринимали почти как физический объект. Некоторым из них удается даже на небольшие промежутки времени сделать себя настолько плотным, что вы сможете увидеть их в физической форме, разве что не совсем плотной.

Конечно, найдется немного лепреконов, которые овладели этим приемом, потому что это интересно не всем им, а лишь тем, кто интересуется контактом с людьми. А что до всем известного образа лепреко- на в шляпе — то он подходит к описанию их характера и является тем, что готовы принять люди. Это приемлемый образ, который позволял лепреконам общаться с людьми, не пугая их.

Ведь лепреконы — иная раса, представителей которой мы в основном не можем видеть. У них есть формы, причем они не показались бы нам красивыми. Вы бы скорее приняли бы их за монстров и испугались бы до смерти. Очутись вы одни в лесу и увидь вы их в таких формах, вы бы подумали, что попали в фильм ужасов, и убежали бы без оглядки!

Да, это проблема — мы, люди, очень привязаны к внешнему виду. Мы воспринимаем все и узнаем все по виду, по форме — и лепреконы понимают это. В их культуре они распознают объекты больше по энергетической подписи, чем по форме (пытаюсь найти подходящие слова). Они ориентируются на вибрацию, на что-то типа сочетания вкуса и запаха, но в вибрационной форме. Мы же распознаем объекты по форме — так мы узнаем знакомых людей. Но у лепреконов все не так.

Но лепреконы, практикующие общение с людьми, понимают, как устроено наше восприятие. И потому они принимают форму, более знакомую людям и более комфортную для них. А при повторном общении с каким-либо человеком они снова принимают ту же форму — и тогда собеседник легко их узнает.

Потому, если будете в лесу и захотите их увидеть, помните, что их естественная форма больше похожа на клочок тумана размером от полуметра до метра в диаметре, и они способны немного уменьшаться и увеличиваться в размере.

Итак, об общении с ними... Меня каждый раз забавляет, когда я вижу человека, разговаривающего с деревом. Восприятие жизни у нас и у деревьев очень сильно отличается. Да, мы живем на одной планете — но у них другие занятия и иная пища, у них нет машин, они не ходят на работу, у них нет капризного начальника, они не спят, им не нужно уговаривать себя сделать какое-то действие. У них нет того, что есть у нас, они не видят мир таким, каким его видим мы, потому общение с ними должно происходить на другом уровне.

Те из лепреконов, что стали «шаманами» в своей культуре, те, что научились общаться с нами и понимают человеческое видение мира, — они в большей степени готовы к общению и частично понимают, что и зачем мы делаем. Например, понимают, зачем мы садимся в машину и едем на работу, зачем мы пользуемся деньгами... И даже это понимание потребовало от них немало времени.

Когда я жил в небольшой квартире в Эдмонтоне, мой знакомый лепрекон проводил там немало времени. Кроме того, бывал он и у меня на работе, что создавало мне проблемы — ведь я ощущал и видел его, а это... Как же это объяснить? Создавалось ощущение, что я не совсем нормальный. А еще получается, что ты не входишь ни в один из двух миров полностью — ты и не в физическом мире, и не в тонком мире целиком. А когда находишься в таком состоянии, когда можешь из физического мира воспринимать тонкий, то начинаешь замечать и множество других штук, происходящих в том же вибрационном диапазоне, и это сильно напрягает. Это были нелегкие времена, но именно тогда он значительно больше изучил человеческую жизнь, а затем исчез на долгие годы.

Итак, с лепреконами общаться легче, чем с другими. Но при первых контактах нам следует проявить большее понимание того, какой жизнью они живут. А жизнь их, в общем, выглядит, как поиск еды. Также у них есть сообщества. Они не ходят и потому могут перемещаться очень быстро, могут пройти через дерево и сквозь землю. Глубоко под землю они не залезают, максимум на два-три метра — на такой глубине уже изменяются вибрации, и ниже им, видимо, не комфортно.

Как видите, в общении с ними ваша задача — воспринимать их и их мир.

То же самое и с деревьями. Я вижу людей, разговаривающих с деревьями... Ничего страшного, если вы хотите рассказать дереву о своей жизни, о семье, о том, сколько зарабатываете, об экологии — но дерево не поймет ничего этого. Это ничего не значит для дерева, совсем ничего. Они видят мир совершенно иначе. И заглянуть в их мир не так уж сложно. Обязательно должен упомянуть о том, что деревья чрезвычайно медлительны. Их шкала времени очень отличается от нашей, они совершенно разные. Их форма общения — ее можно представить, как поток одной фразы. Длинная, длинная, длинная, дли- иинная фраза... Они скажут одну фразу, в то время как вы болтаете, болтаете, болтаете, меняете тему, еще раз меняете тему, снова меняете тему. Деревья не меняют темы, у них есть те-ма.

Берете и выкапываете яму глубиной метр семьдесят, снимаете носки, ботинки, становитесь на дно ямы, засыпаете ее грунтом. (Желательно, чтобы это был торфянистый грунт.) И вот вы стоите в земле — теперь поднимите вверх руки и стойте. Почувствуйте землю, ощутите небо — ведь вы сейчас живете в двух стихиях — на земле и в небе. И теперь начнете ощущать, как думает дерево. Это длинные мысли о чем-то одном, как будто очень долго ешь один кусочек шоколада. Таков мир деревьев. Если шмель очень проворен и быстро переключается с одного цветка на другой, то деревья очень долго тянут какую-то одну тему.

Все существа в лесу различны, для всех время бежит по-своему, у всех свои привычки, свои приоритеты — все как у людей и животных. Ведь и мы все разные, по-разному думаем, занимаемся различными делами. Некоторые из нас всегда торопятся и быстро перескакивают с темы на тему, другие делают все очень медленно, тщательно — ив этом мы все разные.

Большинство лепреконов и подобных существ выглядят так, что редко кто бы не убежал, увидь он их. Те же, которых вы сможете разглядеть, будут выглядеть облачком тумана. Есть среди них очень маленькие, но обычно это не лепреконы. Некоторые из этих существ питаются энергией из тончайшего (тоньше лезвия бритвы) слоя вокруг листьев растений — это можно сравнить с тем, что нам известно как «аура» или свечение вокруг тела человека. Так вот, некоторые из этих крошечных существ питаются энергией из этого тончайшего слоя, она для них как нектар. Они очень малы, но это не делает их менее важными, менее сообразительными... Я не понимаю их до конца, но, кажется, они похожи на шмелей: двигаются очень быстро, у них очень быстрые мысли, и то, что удается воспринять от них, — оно тоже быстрое, искреннее, наполненное, сфокусированное... Не растянутое, как у деревьев.

Гляжу, что наговорил уже двадцать четыре минуты, потому закончу здесь и продолжу во второй части.

Итак, это вторая часть беседы о лепреконах и деревьях.

Ранее мы говорили об общении с ними, об их временной шкале, об их мыслях, о том, что для них важно, — у них все это не как у нас. Они по-другому видят жизнь. Для них не существует темы сохранения природной среды. Для них пищи становится либо больше, либо меньше. Многие из них провели на Земле тысячи лет. Какие-то из них исчезли, но появляются и новые существа, которых не было раньше.

Они побывали во многих местах. Насколько я понимаю, они перемещаются туда, где становится больше пищи, — как и мы, люди. Мир, энергия и все остальное меняются с каждым годом, столетием и тысячелетием: леса становятся пустынями, пустыни уходят под воду, там, где раньше было море, теперь лес или горы — все изменяется. И они воспринимают окружающую среду в соответствии с этим.

Есть среди этих существ те, кто не видит ничего плохого в том, что мы сжигаем нефть в наших двигателях. Они настолько иначе видят Землю и свою среду обитания, что для них это не загрязнение, а часть общей структуры. И тут я впервые встретил мысль о том, что сжигание нами нефти в двигателях, возможно, не было случайностью, нас как бы направили в эту сторону. Потому что в природе скопилось слишком много нефти, и природа использовала нас, чтобы выровнять данный «перекос». Мы сжигаем нефть и, соответственно, изменяем положение. Окружающая среда меняется. Да, какое-то время в воздух выбрасывается больше газов — но это происходит в значительно больших масштабах при извержениях вулканов. Подобное происходило, и когда на планете было много животных, производивших большие объемы своих газов. Итак, в природе всегда происходили большие изменения...

Вернусь к общению. Я не мог напрямую общаться с некоторыми из этих существ, потому что мы слишком отличны. Как раз тут-то и пригодился лепрекон, находящийся на шаг ближе ко мне и ставший неким посредником. Он немного понимает меня и то, как я воспринимаю мир; я же учился понимать его и то, как он воспринимает окружающее. Так установилось наше общение, в результате которого я узнал, что не все так плохо, не все, что мы делаем, плохо, нашими действиями каким-то образом руководили, о чем мы даже не подозреваем.

На планете есть и существа, которые к нам ближе лепреконов, — они находятся лишь на расстоянии вибрационного тона от нас. Это даже весело. Смотрите, вы не слышите ультразвука, а собака слышит. Пройдет немного времени, мы перестанем бояться и сделаем камеры и оборудование, которое позволит видеть подобных существ — точно так, как существуют приборы, воспринимающие ультразвук и переводящие его в слышимые нами вибрации.

Вот поэтому я и предлагаю, чтобы, когда пойдете в лес, вы воспринимали только то, что вас не пугает. Некоторые из этих существ обладают газообразной формой, позволяющей проходить сквозь более плотные объекты, но, тем не менее, у них достаточно плотности, чтобы вы могли их увидеть и почувствовать, что очутились в фильме ужасов. Моя жена часто шутила по поводу моего страха темноты. Например, я ни за что не пойду в лес в темное время суток, для меня это слишком страшно. Но если бы вы видели то, что порой могу видеть я, — то и вашей ноги не было бы ночью в лесу. Я даже знаю, что они не причинят мне вреда, что они не могут этого сделать, даже если захотят (ведь у меня есть дополнительная защита — но это другая история), но все равно мне слишком страшно. Все равно что на просмотре фильма ужасов: ты смотришь кино, знаешь, что это не по-настоящему, этого не существует, это просто изображение на экране, освещенном яркой лампой из пластмассовой коробки, — но все равно тебе страшно, ты весь покрываешься гусиной кожей. То же самое происходит с человеком, который просит показать ему лепреконов в лесу. Будьте более осторожны с подобными просьбами, вам совсем ни к чему видеть все, что там живет.

Итак, когда пойдете в лес, то, возможно, увидите там лепрекона. Не стану говорить, что вы не сможете его увидеть — хотя более вероятно, что вы ощутите его присутствие, а не увидите глазами. Первая стадия — ощутить, что он рядом, а потом в уме позволить ему принять определенную форму. Попросите свой ум придать форму существам из категории «лепреконы». Тогда ваш подсознательный ум изменит форму облачка на изображение лепрекона и даже может раскрасить его в разные цвета. При таких обстоятельствах лепреконы смогут, если захотят, установить контакт с вами. Если вам удастся привлечь их внимание, они почувствуют, что вы пытаетесь увидеть, и помогут вам, приняв эту форму, если умеют это делать.

Если человека, никогда не слышавшего слова «медитация», попросить: «Пожалуйста, сядь и войди в медитацию»... Если он никогда не слышал ни слова «сядь», ни слова «пожалуйста», то ваша фраза для него прозвучит, как: «Буль-буль-буль-буль- буль-буль».

Потому общение с такими существами должно основываться на уровне ощущений. Сначала ощущайте их, а потом изучите их восприятие мира. Для этого, в первую очередь, забудьте о вопросах экологии, потому что они не такие... У них нет воскресных газет, нет журналистов, нет проблемы всемирного потепления — нет ничего этого. Они видят изменение своей среды как закономерную часть большего процесса. Мы боимся перемен, они — нет, для них это естественно. Для них естественно, что целые виды исчезают, и это никак не связано с человеком. Они знают, что со временем лес превратится в степь, в болото, в океан, и их время отличается от нашего.

Мы говорили о возрасте с лепреконом, о котором я писал в книге «Выходные с пьяным лепреконом». Он не понимал, о чем я говорю, потому что на моей шкале времени возраст относится к годам, к временам года. Можно было бы ожидать, что он тоже будет ориентироваться на времена года, но это не так — он ориентируется на нечто иное во Вселенной, нечто, подобное Солнцу, но более значимое. (Вернусь к этому через несколько минут.) Потому эти вопросы отняли у нас много времени, но в конце концов я выяснил, что по моей шкале ему было около тысячи двухсот лет. Можете представить, сколько изменений он за это время увидел в мире и в окружающей среде в местах, где жил.

Если я спрошу у него: «Почему погода изменяется?» — он удивленно посмотрит в ответ, потому что ему не понятен такой вопрос. Лишь ближе к концу нашего общения он стал понимать, что я имею в виду, когда задаю подобные вопросы. Он очень отличался от меня. Я мог бы говорить об этом часами со сцены — и, думаю, когда-то так и сделаю. Тогда мне придется сесть и вспомнить все, что было, — а вспоминать есть что...

Вернусь к различным временным шкалам. Наша шкала основана на солнце, но есть другое солнце, которое мы не воспринимаем, и есть целая другая солнечная система. И мы пребывали в ее тени на протяжении последней тысячи лет, а сейчас переходим в освещенное положение. Можно сказать, что начинается новый день — тысячу лет мы пребывали в тени, и сейчас нас будет освещать свет этого другого солнца.

Многие изменения в погоде и в климате объясняются именно этим. Некоторые ученые замечают изменения, даже говорят, что изменяется скорость света, но это не так, ведь свет — это вибрация. Так или иначе, изменения происходят, и это результат появления этого скрытого солнца. Оно слишком отдалено, чтобы мы могли его воспринимать, и находится в несколько ином вибрационном спектре. Со временем мы, конечно, научимся воспринимать его, как научились многому другому, но сейчас даже не знаем наверняка о его существовании.

На этом основано его измерение времени. Он значительно больше внимания уделяет этому, чем временам года. Я так до конца этого и не понял. Я даже часто говорил ему, что у него «нет времен года». (Конечно, он различает времена года, когда лес замерзает зимой, но это не значит для него столько, сколько значит для нас.) Нам никогда не удавалось достигнуть полного взаимопонимания, потому что они обладают иным видением — более вибрационным и тонким. Ведь он может видеть дерево снаружи и изнутри, а мы — нет. Мы можем распилить дерево, посмотреть его слои, но не можем посмотреть изнутри. А он может смотреть снаружи и изнутри, а значит, его восприятие мира иное.

Теперь вы лучше готовы к тому, чтобы увидеть их формы, и к тому, как они видят мир. Оставьте в покое вопросы экологии и чувство вины по этому поводу. Да, кое-что, например химические удобрения — они создают проблемы для каких-то существ, но других это совсем не касается. В общем, если хотите общаться, то не несите с собой чувство вины и стыда по поводу экологии. Часто у людей, которые хотят обнимать деревья в лесу и говорить с ними, присутствуют вина и стыд по поводу того, что мы делаем с окружающей средой. Но в таком общении это будет только мешать вам, потому что ничего не значит для них.

Думаю, надо сделать еще одну беседу об общении с деревьями, чтобы поговорить об этом подробнее. Я могу рассказать, как деревья воспринимают то, что мы несем в лес. Они могут не понять какую-то мысль, но каким-то образом воспринять ее.

Если принесете в лес страх, дерево не поймет, чего вы боитесь, но почувствует ваш страх, и если примет его, то станет привлекать подобное к себе. Потому, если обнимаете дерево и сильно боитесь, что его срубят — и если дерево принимает вашу вибрацию страха, — то получится очень мощный эффект (дерево станет притягивать к себе подобный опыт сильнее, чем это делал бы человек). Ведь мы, люди, еще не привыкли сознательно привлекать к себе то, чего желаем. Мы лишь учимся этому, а деревья давно прекрасно владеют этим, они чрезвычайно сфокусированы, и их внимание удерживается на чем-то одном в течение долгого времени. Это можно сравнить с тем, что вы бы думали одну мысль на протяжении многих дней — совершенно расслабленно, ни стрессов, ни напряжений — целыми днями один фокус и одно ощущение. Если бы вы смогли так поступить, то удивились бы скорости, с которой стали бы создавать все, что пожелаете. Но когда дерево принимает ваш страх, оно создаст именно то, чего вы боитесь.

Поэтому, когда идете общаться с деревом, оставьте позади мир, в котором живете, и шагните в его мир. Если же хотите выговориться в лесу, чтобы снять с себя груз проблем, — скорее всего, никто из лесных жителей не обратит на вас внимания, поскольку вибрационно у вас будет не очень приятный вкус. Деревья отодвинут от вас свои энергии, другие существа тоже обойдут вас десятой дорогой, потому что у вас будет, так сказать, кислый вкус.

Однако если придете в лес в хорошем настроении, с ощущением благодарности этому прекрасному месту, и позволите себе излучать любовь, то у вас появится приятный «вкус». И тогда многие из обитающих в лесу сущностей будут впитывать вашу энергию почти как некую пищу... Слово «десерт» в данном случае подходит лучше всего. Такая вибрация будет очень интересной и привлекательной, и через некоторое время вы обнаружите, что окружены ими. И тогда не забудьте попросить свой ум воспринимать лишь то, что вам комфортно. Запомните: воспринимайте лишь то, что вам комфортно. Тогда все остальное будет стерто, ваш подсознательный ум заблокирует его. Разберетесь с остальным как- нибудь в другой раз.

Хорошо, думаю, в следующей беседе надо будет еще поговорить об общении с деревьями — о том, как общаться с ними, не навязывая наших мыслей. Вы обнаружите, что они не услышат большую часть того, что вы будете говорить, если не станете общаться на их языке и в рамках их понимания того, как устроен мир. Как и среди лепреконов, среди деревьев тоже есть старожилы, лучше понимающие нас, людей. Мы интересны им, и с ними вам будет легче общаться. Но во всем остальном лесу говорить с деревьями надо на их уровне. Точно так, как если встретите в джунглях племя туземцев, ничего не знающих о современной цивилизации и никогда не встречавших постороннего человека, то с ними бесполезно говорить о деталях двигателя. В их языке даже не будет таких категорий... Им будет не интересно, им будет не с чем это связать. Для них ваши слова будут лишь пустыми звуками — вы бы могли вместо этого засунуть голову под воду и пускать пузыри — так вы бы привлекли даже больше внимания.

Надеюсь, что вы поняли мой рассказ. Было сложно выразить все это словами. Теперь, случись вам попасть в лес — присядьте у дерева и попробуйте применить ваше новое понимание. Вы почувствуете, что это непросто, что для успеха вам понадобятся практика, настойчивость и воля. Или же необходимо, чтобы общество настолько отвернулось от вас, что вам буквально будет не с кем общаться, кроме деревьев. В обоих случаях у вас получится.

До следующей встречи!

Апрель 2007 года


Разделы:Скорочтение - как читать быстрее | Java тренинги - работа на мобильном | Тест скорочтения - проверить скорость | Проговаривание слов и увеличение скорости чтения | Угол зрения - возможность научиться читать зиг-загом | Концентрация внимания - отключение посторонних шумов Медикаментозные усилители - как повысить концентрирующую способность мозга | Запоминание - Как читать, запоминать и не забывать | Курс скорочтения - для самых занятых | Статьи | Книги и программы для скачивания | Иностранный язык | Развитие памяти | Набор текстов десятью пальцами | Медикаментозное улучшение мозгов | Обратная связь