«ВЦЕПИТЕСЬ В СВОЮ ЦЕЛЬ».

Чего мы только не начинаем, чтобы через пять минут бросить. Недочитанные книги, недоученные уроки, невыполненные обещания, недополученная прибыль, недостроенные дачи, недошитые платья, недодуманные слова, не дошедшие до цели ноги.

Конечно же, наготове всегда целая обойма оправданий — и цель мала, и времени не было, да и просто расхотелось.

Бытует представление о рассеянности великих людей. Он, мол, галстук надевает задом наперед, приходит на работу в разных носках. Рассеянность это или великая сосредоточенность на другом? Ведь не яблоко, упавшее на глазах Ньютона, породило в его мозгу закон всемирного тяготения. Он держал цель в своем сознании день и ночь.

Надо быть немного гончей, чтобы уметь преследовать цель. Причем хорошей гончей, которая не бросает преследуемого зверя, даже если в кровь разбить! ноги. Надо быть немного скаковой лошадью, которая скорее упадет, чем сойдет с дистанции.

И если у вас перед глазами будет постоянно маячить эта цель — быть одновременно богатым и счастливым, ваши ноги сами понесут вас по этой столбовой дороге.

«Учись хорошо».

« Ты уже сделал уроки 3>

«Если ты не будешь хорошо учиться в школе, то из тебя ничего

хорошего не выйдет».

«Учись хорошо, хорошо учись, хорошо учись».

Когда я был ребенком, мне казалось, что это все, что моя мать могла говорить. Каждый раз, когда я был рядом, она постоянно твердила об учебе или домашних заданиях. Я делал все, как мог, чтобы игнорировать ее, но паника в ее голосе пугала и смущала меня. Почему она думала, что учеба — это так важно?

Я долгое время размышлял об этом.

В шестнадцать лет я осознал, что школа была частью процесса трудоустройства. Она мало что имела общего с образованием. Я никак не понимал панику своей матери, потому что знал, что не нужно большого образования или очень большого ума, чтобы стать богатым.

В математике большинство учеников не имеют представления о «целом». Все, что они получают, — это бесконечная последовательность фактов, теорем, задач, каждая из которых построена на предыдущем материале, но ни одна из которых не ведет к пониманию предмета. Что хуже всего, если вы пропустили одну ступеньку, вы выпадаете «из игры» и катитесь вниз. Все, что я знаю нужного и полезного, я узнаю от плохих сверстников.

Я закончил школу с медалью, но не золотой, а серебряной, поскольку среди пятерок по всем предметам красовалась тройка по химии, которую я не только никогда не знал, но и никогда не понимал.

Что я сейчас помню из школьной химии? Я прекрасно помню, каким образом отбеливается белье, благодаря отщеплению одного атома хлора и переходу электрона с одной орбиты на другую. Я великолепно помню, почему человек может упасть в обморок, попав в лес, из-за того, что кислород 02 превращается там в озон Оз.

Почему я это так хорошо помню через тридцать лет? Да потому, что это были те трагические нерешенные в классе задачи на контрольной по химии, из-за которых мне поставили двойку о -№*-верти в восьмом классе. За три года изучения химии в школе я много выучивал и сдавал. Но запомнил только свои ошибки и знания имею, только выросшие из ошибок.

Председатель попечительного совета частных школ Лондона Фил Кромвель исследовал семьи, из которых вышли молодые люди, получившие специальные национальные стипендии. Большой процент этих отличников воспитывался в семьях, где один из родителей был в высших эшелонах менеджмента в бизнесе или полковником на военной службе. Изучая дальше семьи, он увидел, что дети из богатых и престижных семей, те, кто получили эти выдающиеся стипендии, в школе не были особо успевающими учениками, когда дело касалось учебы, но слыли безусловными лидерами.

Обнаружив эти факты, он был удивлен. Если в ранние годы эти молодые люди слабо учились, как они смогли в конце концов получить национальные стипендии? Он нашел ответ, когда начал изучать дорогие частные подготовительные школы, и убедился, что многие из них были созданы, чтобы заниматься именно такими детьми —детьми из богатых семей, у которых были неприятности в государственных школах.

У нас начали определять способности детей по тестам. Тесты дают понять, насколько ребенок готов изучать предметы, которые сделают из него профессионального ученого. Если вы не стремитесь стать ученым, то система вами не заинтересуется. Что если у ребенка другие способности? Как насчет механической, финансовой, атлетической или склонности к работе с людьми или животными? Это обычно игнорируется.

Школа только оценивает способность человека к профессии «научный работник». К сожалению, ученые приучили нас верить, что склонность к наукам — единственно важная. Если у вас плохой результат, школьная система потеряет к вам интерес. В Японии — наоборот, делают все, чтобы обучать учеников в соответствии с их склонностями. Япония намного человечнее, чем мы думаем, и это проявляется в их бизнесе.

Если вы заставляете своих детей серьезно учиться, прислушайтесь к себе, к тому, что является вашим мотивом. Если вы хотите, чтобы они учились усерднее, тогда разрешите им учить то, что они хотят, и то, что их больше всего интересует. Если вы хотите, чтобы они учились прилежно для получения хорошей работы, скажите им об этом.

Когда какой-то бизнесмен говорит: «Мы нанимаем только людей с колледжскими степенями», имеется в виду, что хотят кого-то дисциплинированного, который будет подчиняться и усердно работать. Если вы хотите, чтобы ваши дети играли в такую игру, то объясните им ее. Дайте им как можно больше информации, чтобы они могли сделать выбор и принять ответственность, основанную на фактах, а не на эмоциях. Не путайте образование со страхами о трудоустройстве вашего ребенка. И не скрывайте это, обвиняя школьную систему в том, что она не учит ваших детей. Скажите своим детям, что вы хотите, чтобы они ходили в школу ради денег и надежной работы. Относитесь к школе как подготовке к барщине, но одновременно не выпускайте из виду, что настоящее обучение, скорее всего, придет из других источников.

К сожалению, у наших учителей едва ли есть шанс зажечь пламя. Ничто так прочно не запоминают ученики, как ошибки своих учителей. Как и почему наши учителя, завоевавшие титул самого консервативного образа мышления, упорствуют, это нечто не меньше героизма. Знают ли они, что истинные человеческие ценности тоже изменились и теперь основаны не на догмах, а на здравом смысле? Окружающие любят не правильных, а добрых, не смелых, а чутких, не принципиальных, а снисходительных.

Видели ли вы когда-нибудь по-настоящему преуспевающего человека, который бы никогда не поступался несгибаемыми правилами? Ручаюсь, не видели. Потому что успех немыслим без цепи компромиссов. Сегодня вы проявили нескромность, чтобы вас заметили, завтра скрыли шероховатости в работе, послезавтра сказали полправды, а вторую половину недосказали...

А что если приведенную схему оценивать без иронии, со знаком «+»? Чем плохи компромиссы, если учитываются интересы разных людей? И разве всегда хорошо говорить правду?.. Однажды я сидел в президиуме на собрании, и ведущий, увидев, что кто-то хочет задать вопрос, обратился к нему и сказал: «Да, пожалуйста, вон тот в пятом ряду, лысый, его очередь». Это была правда, мужчина был лысым, но кому приятно от такой правды. Босс однажды заметил:

«Важно поступать не правильно, а хорошо».


Разделы:Скорочтение - как читать быстрее | Java тренинги - работа на мобильном | Тест скорочтения - проверить скорость | Проговаривание слов и увеличение скорости чтения | Угол зрения - возможность научиться читать зиг-загом | Концентрация внимания - отключение посторонних шумов Медикаментозные усилители - как повысить концентрирующую способность мозга | Запоминание - Как читать, запоминать и не забывать | Курс скорочтения - для самых занятых | Статьи | Книги и программы для скачивания | Иностранный язык | Развитие памяти | Набор текстов десятью пальцами | Медикаментозное улучшение мозгов | Обратная связь