31. РЕИНКАРНАЦИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ДОБРА И ЗЛА

Еще глубже обсуждать добро и зло можно только познакомившись с понятием кармы. Я не буду затрагивать вопрос: «Верите ли вы в реинкарнацию?» Мы пока рассматриваем учение о карме как емкую модель, в которой непротиворечиво увязываются многие наблюдаемые явления. Несмотря на то что большая часть западного мира подвержена христианской традиции, в официальной версии которой понятия кармы не существует, все же идеи перевоплощения разделяются значительной частью населения. Каждый человек находит эту идею не только привлекательной, но и согласующейся со многими вещами, которые он наблюдает в реальной жизни и духовных исканиях.

Люди задают себе вопросы: «Если есть высшая справедливость, то почему одни исцелились от неизлечимой болезни, другие нет, хорошие люди и даже невинные дети страдают, а негодяи пышут здоровьем; кто-то трудится, как вол, и влачит жалкое существование, а кто-то не напрягается и во всем успешен?» «Праведников постигает то, чего заслуживали бы дела нечестивых, а с нечестивыми бывает то, чего заслуживали бы дела праведников» (Екклесиаст 8:14).

В теории кармы люди находят ответы на эти вопросы.

Когда-то давно один древнеримский сенатор произнес: «Верую, ибо нелепо». Перефразируя это известное выражение, имея в виду учение о карме, можно сказать: «Верую, ибо очень разумно». В конце концов, как сказал Вольтер, родиться дважды не более удивительно, чем родиться однажды. Немаловажную роль в широком распространении этого учения играет и то, что мы все очень хотим верить в наше перевоплощение, ведь мы все в камере смертников, и мы все не считаем себя безгрешными. Лично меня с кармическим учением еще в детстве познакомил Владимир Высоцкий:

...Хорошую религию придумали индусы,

Что мы, отдав концы, не умираем насовсем.

Я от восторга прыгаю, я обхожу искусы,

Удобную религию придумали индусы...

Понятие кармы подразумевает перерождение, то есть человек и любое живое существо проживают несколько жизней (по различным учениям от трех до нескольких миллионов). Тело умирает, но бессмертная душа, обогащенная новым опытом, отработав прежние грехи или заработав новые, переселяется в новое тело с новой судьбой. В перерождение верили не только индусы, но и много других народностей в различных точках земного шара.

В соответствии с теорией кармической задолженности каждое существо за свои поступки и помыслы несет ответственность, которая наступает в следующей жизни. А в данный момент всей своей судьбой и всем тем, что с нами происходит, мы отрабатываем прежние задолженности. Карма бывает как положительная (белая, добрая, хорошая), так и отрицательная (черная, злая, плохая). Праведными поступками мы зарабатываем хорошую судьбу, неправедными – плохую. Иногда мы пожинаем последствия своих поступков уже в этой жизни, только позже. Каждый человек рождается в тех условиях и обстоятельствах (в семье, стране, политическом устройстве), где он должен пройти свои кармические испытания. Одновременно с личной кармой он отрабатывает карму той системы, в которой родился. Обстоятельства рождения определяются так, что, отрабатывая личную карму, он вносит свою лепту в отработку кармы своего рода, нации, человечества и всех остальных групп, членом которых он является. Проходя страдания, человек отрабатывает карму и становится лучше, а делая другим добро, заслуживает добро для себя в будущем.

Но тут возникает вопрос. Если человек не борется за свои блага, а отдает их другому, то он подпитывает чужой эгоизм, а значит, помогает другому заработать плохую карму. Следовательно, в следующей жизни с ним поступят точно так же. Может, благотворительность следовало бы признать аморальной и запретить, чтобы она не развращала тех, по отношению к кому проводится? Ведь безграничная любовь, как и безграничная власть, развращает людей безгранично.

Утешать безутешного, значит, делать ему хуже, ведь «любящий серебро не насытится серебром».

Чем больше человеку делаешь, тем больше он будет страдать от недостатка предметов вожделения.

«Как много человеку надо, когда у него все есть!» («Русское радио»).

Делая человеку добро, мы освобождаем его от испытаний, лишаем возможности совершенствоваться. Значит, с точки зрения кармы, худшие враги – это друзья, а лучшие друзья – это враги. К лучшим учителям мы всегда неблагодарны, так как они не потакают нашим слабостям, а вскрывают наши недостатки. Именно поэтому маги – воины свободы считают, что враг – это удачная находка, так как он заставляет совершенствоваться.

«– Обманывать совесть не позволит.

– Спокойная совесть – это всего лишь жизнь в соответствии с собственными представлениям. Но твои представления могут быть иллюзией. Если ты будешь испытывать чувство вины, то найдешь и наказание. Многие негодяи продолжают процветать по одной простой причине: их внутренний судья утверждает, что они невиновны.

– По вашему мировоззрению получается, что другим можно сделать больно?

– Поистине, я смеялся часто над слабыми, которые мнят себя добрыми. В силу своего эгоизма мы признаем хорошим то, что для нас выгодно, а плохим – то, что вынуждает нас преодолевать себя, укреплять дух и тело, все то, что заставляет шевелиться и развиваться. Стоит ли испытывать чувство вины, развивая других?» (Запись с тренинга).

Обычный человек обижается на врагов, маг – воин свободы благодарит их. «Не пренебрегай врагами, они первые замечают твои погрешности» (Антисфен из Афин).

Мне нравится отрывок из одной книги Мирзакарима Норбекова. Извините, что много цитат в моей книге. Но без них моя книга была бы скучной, ибо в литературном плане сам я не очень силен. Кстати, я хороший массажист. В этом деле, говорят, у меня есть искра божья. С литературой дело обстоит хуже.

Но вернемся к уважаемому мной Норбекову.

«Существует зло? Для чего существует тьма? Для чего существует боль?

А что бы мы делали, если б не было зла? В этом сплошном добре мы бы давно уже умерли, потому что некуда стремиться. Тогда вообще ничего делать не нужно. Нечего тогда человеку делать на этой Земле.

Как бы мы различали свет, если б не было тьмы? Между злом и добром есть точка, на которой вы стоите и смотрите, куда идти. Куда бы вы двигались, если б не стимул боли?

Где бы я сейчас был, если б не те люди, которые истязали меня в армии? За что? Не знаю. За то, что не пил с ними бормотуху? Но если их убрать из моей жизни, я бы стал специалистом в другой области. До армии был художником, специалистом по настенной росписи. Их было девять человек на меня одного.

До сих пор помню: лежу на цементном полу, кирзовые сапо­ги летят прямо в лицо. Сплошная боль и гудение в голове. Ночью не могу двинуться, тело ватное, все болит. Потом они вер­нулись, и все началось сначала. И так ежедневно по нескольку раз.

Каждый раз пытался отвечать ударом на удар, а это их еще больше злило, и перевес силы был на их стороне. В конце концов, выбросили с третьего этажа. Я-то не почувствовал, как они к ногам незаметно привязали трос. Когда втащили обратно, мой дух был уже сломлен.

Потом поставили на ноги. Самый маленький, мерзкий, как шакал, размером с гнома, сказал:

— Дерись со мной! Один на один.

Он меня колотил, а я стоял и терпел. Потому что я боялся. Они мне не только отбили почки и другие органы. Они искалечили мой дух. Они меня растоптали, как мужчину. Я стал трусом. Как вы думаете, можно такое простить?!

Внешнее страдание тела было просто царапиной в сравнении с глубоким надрывом духа. Если бы вы знали, сколько лет и сколько труда ушло на то, чтобы реабилитироваться перед самим собой!

Из армии меня комиссовали как инвалида. Пришел домой сломленный, растоптанный, уничтоженный. И вдобавок еще эти поганые болезни. Когда окончательно понял, что времени почти не осталось, решил хотя бы отомстить.

Родителям сказал: “Уезжаю в город, поближе к больнице”. А на самом деле поехал учиться драться. Поехал в город, снял небольшой домик за сорок пять рублей. Записался в разные секции каратэ.

Стал заниматься рукопашным боем. Свой маленький дворик превратил в спортзал. Тренировки, тренировки, тренировки. И во время этих самоистязаний постоянно перед глазами стояли морды моих палачей.

Я бил не груши и макивари, то есть бревна, а колотил каждого из них по очереди. Научился ломать до семи кирпичей разом. Ломал не кирпичи, а кости этих подонков. Занимался все свободное время между лечением и зарабатыванием на жизнь.

Познакомился с соседом, он оказался мастером спорта по боксу. Попросил его: «Потренируй меня и поколоти хорошенько». Хотел получить иммунитет к предстоящим ударам. Через несколько тренировок он сказал:

— Ты натуральный псих! Ты дерешься по-настоящему! Я не санитар из психбольницы!

Через год и два месяца понял, что дальше тянуть нельзя. Время, отпущенное мне врачами, уже прошло, а я всё еще был жив. И болезнь не то чтобы отступила, но состояние не ухудшалось. Кто и как помог мне окончательно вылечиться, я уже написал в предыдущей книге. Не буду повторяться.

Потом ездил по Советскому Союзу, искал каждого обидчика. Они уже окончили службу и разъехались по домам. Каждого спрашивал:

— Помнишь меня, мразь? Вот теперь хочу знать, за что вы приговорили меня к смерти? Ты должен знать, что ты — убийца! Вот я перед тобой. Я умираю. Ты превратил мою жизнь в ад! Я пришел, чтоб твою несправедливость вернуть с процентами.

Тогда вас было девять, ты был храбрый, ты был героем, пиная лежачего. А теперь покажи свое геройство, когда мы с тобой один на один! Покажи, что ты — мужчина! Но я тебя не убью. Ты до конца своей жизни должен помнить, что ты — шакал, подлый убийца.

Эти слова потому до сих пор наизусть помню, что каждую тренировку повторял их при каждом ударе. По очереди вычислял, ловил и наказывал каждую из этих свиней в мужском облике.

За мной уже по пятам шла милиция. На меня началась законная охота. Меня превратили в дичь, но я был хищником. Мне нужно было одно — успеть добраться до следующего мерзавца и растерзать. Но после каждого наказания следующего моего палача во мне стало возникать ощущение страдания.

Что-то было не так. Я бил не тех. На шестом понял: они — не та озверевшая свора в солдатской форме, потерявшая человеческий облик. С шестым мы пошли в ресторан. Поговорили по душам. Поговорили, и он сдал меня в милицию, посадил в следственный изолятор, как это принято.

А мне начхать, уже поздно! Слишком давно не ходил на очистку крови. Началось самоотравление. Я умирал. Очнулся в больнице. Оказалось, попал в кому. Допрос за допросом. Кажется, они поняли, что я и без их человеческого суда приговорен к смерти. Отпустили меня на все четыре стороны.

До троих я так и не добрался. Понял, что простил их. Понял, что во мне нет больше ярости. Нет ничего, кроме пустоты. Вернулся. По привычке продолжал тренироваться. Но теперь мой враг был болезнь! От всей души хочу на этих страницах сказать спасибо им, друзьям. Когда называю их друзьями, говорю это искренне!

Благодаря им я стал обладателем серебряной медали чемпионата СССР по каратэ. На сегодня у меня черный пояс, третий дан. Они меня сделали единственным обладателем черного пояса девятого дана по Сам Чон До. Именно благодаря им у меня появился навык: когда у всех опускаются руки, во мне просыпается воин.

Друзья, если вы однажды, выйдя из дома, обнаружите свой бронзовый бюст с благодарственной надписью, знайте — это моя работа! Знайте! До конца моих дней я благодарен вам за урок мужества.

Я мог бы стать художником и не стал им. Благодаря моим обидчикам я тот, кем являюсь, и мне это нравится. Оглядываясь в прошлое, вижу: оказывается, каждая моя обида есть кирпичик в фундаменте моего роста. Количество обид у меня было не меньше вашего.

Через двадцать два года встретился с еще одной моей страшной обидой. И от всей души поблагодарил ту взрослую женщину, бывшую некогда глупой девчонкой, обидевшей меня.

Когда родители окончательно достали меня своими бесконечными вопросами: «Ну когда же ты, наконец, женишься?» — решил жениться. Начал присматриваться к девушкам, как к потенциальным невестам. Выбрал одну. Поговорил. Она согласилась. Торжественно объявил родителям:

— Отправляйте сватов! Женюсь!

Через несколько дней узнал, что она просто поиздевалась надо мной. Сказала, что не пойдет замуж за бедного маляра без высшего образования. Почувствовал себя оплеванным. Понял, что снова во мне проснулся хищник. Поехал в город, где она училась в своем медучилище. Встретил ее, сказал:

— Знаешь, пришел сказать тебе спасибо. И я благодарен Господу Богу, что Он помог мне узнать тебя и твою семью раньше, чем я на тебе женился. А вдруг бы я женился на тебе?

Запомни: я не беден, я просто не нуждаюсь в богатстве. Благодаря вам я решил исправить это упущение, на которое вы мне указали. Образование? Я учусь, и между прочим, давно!

Ваше высшее образование мне не нужно. Но благодаря вам принял решение поступить в институт. Образование и богатство, которые ценят обычные люди, у меня будет. Я так решил! Слава Богу, что тебя в моей жизни не будет.

Через полтора месяца поступил в институт. А через четыре года был уже миллионером. Через пять лет — мультимиллионером. А вот профессором и академиком стал уже не от обиды.

Через двадцать два года ехал мимо того города. Вспомнил, заехал к ней, еле узнал ее... А ведь сколько раз за это время ездил мимо и не вспоминал! Сидели, смеялись, шутили. Оказывается, она в курсе моей жизни. Она сказала: «С тебя причитается за то, что я была музой всех твоих достижений».

А если, Боже спаси, убрать эту обиду из моей жизни? За каждую учебу мы должны быть благодарны. Пинки этих людей заставили меня сделать в жизни лишних два-три шага. Давайте прощать с благодарностью!»

Любые испытания – это вызов. Ели мы принимаем вызов, мы растем. И тогда не на кого обижаться, тогда мы понимаем, что все это необходимо нам для приближения к возможностям Бога.

Придет время, и ты назовешь свою неудачу успехом.

Трудности нужны. Бог развивает нас, как детей с помощью трудностей. В детстве мы хотим побольше сладостей, чтобы всегда были каникулы, побольше разных игрушек. А вот если бы тогда мы все это получили в неограниченном количестве? Кариес, ожирение, необразованность. Не нужна вам легкая жизнь, поверьте мне.

Обычный человек считает злом, если другой причинил ему душевную или физическую боль. А маги Мексики, наоборот, ищут таких плохих людей, чтобы оттачивать свое совершенство.

«…Эффективная стратегия для отработки безупречности включает в себя шесть элементов. Пять из них называются атрибутами образа жизни воина: контроль, дисциплина, выдержка, чувство времени и воля. Шестой же элемент – наиболее, пожалуй, важный из всех – называется мелким тираном.

– Но что же все-таки это такое – мелкий тиран?

– Мучитель. Мелкий тиран – это мучитель,– объяснил дон Хуан. – Некто либо обладающий властью над жизнью и смертью воина (воин – человек, ведущий определенный образ жизни на пути к духовному росту), либо просто раздражающий его до безумия.

Дон Хуан говорил это с лучезарной улыбкой. Он сообщил мне, что новые видящие (новые видящие – современные духовные искатели, достигшие способности видеть мир как энергию) разработали собственную классификцию мелких тиранов и, несмотря на то, что речь идет едва ли не о самых важных и серьезных вещах, классификация эта не лишена юмора.

…Новые видящие поставили во главу классификационного перечня тиранов то, что является истоком всего – первичный источник энергии. Поскольку он является единственным и полноправным правителем всей Вселенной, они назвали его просто тираном. Естественно, любые другие деспоты и диктаторы стоять неизмеримо ниже категории тирана. По сравнению с источником всего сущего самые могущественные и беспощадные тираны рода человеческого являются жалкими шутами и потому относятся к категории мелких тиранов – «пинчес тиранос».

Кроме того, существуют два подкласса мелких тиранов. Первый подкласс составляют мелкие тираны, во власти которых всячески преследовать человека и даже довести его до нищеты, но которые не могут непосредственно лишить его жизни. Их называют мелкие тиранчики – «пинчес тиранитос». Второй подкласс состоит из мелких тиранов, которые просто бесконечно раздражают и надоедают. Их название – мелюзговые тиранчики – «пинчес тиранитос чикитос».

Потом он добавил, что в подкласс мелких тиранчиков входят четыре их категории. Первая – те, что мучают посредством жестокости и насилия. Вторая – те, кто своей хитростью и нечестностью создают невыносимую обстановку неуверенности и постоянных опасений. Третья категория мелких тиранчиков нажимает на жалость – эти терроризируют посредством своего собственного страдания. Ну и последняя – те, которые просто приводят воина в бешенство.

– Ты пока не свел воедино все составляющие стратегии новых видящих... а когда ты сделаешь это, ты поймешь насколько эффективным и толковым приемом является использование мелкого тирана.

Мой учитель часто говорил, что воин, которому удалось случайно наткнуться на мелкого тирана – просто счастливчик. Он имел в виду, что если мелкий тиран сам возник на твоем пути, тебе крупно повезло. Потому что в противном случае тебе придется покинуть насиженное место и отправиться на поиски своего мелкого тирана.

Постигнув человеческую природу, видящие пришли к неоспоримому заключению: если видящий способен добиться своего, имея дело с мелким тираном, то он определенно сможет без вреда для себя встретиться с неизвестным и даже выстоять при встрече с непознаваемым (неизвестное и непознаваемое – это глубокие энергетические уровни).

– Обычный человек – продолжал Дон Хуан, – расположил бы эти утверждения в обратном порядке. Тогда получится, что видящий, способный остаться самим собой в столкновении с неизвестным, гарантированно может справляться с мелкими тиранами. Но в действительности это не так. Именно из-за этой ошибки погибли многие выдающиеся видящие древности. Однако теперь мы в этом разобрались получше. И знаем – ничто так не закаляет дух воина, как необходимость иметь дело с невыносимыми типами, обладающими реальной властью и силой. Это – совершенный вызов, и только в таких условиях воин обретает уравновешенность и ясность, без которых невозможно выдержать натиск непознаваемого.

Я принялся бурно выражать свое несогласие. Я сказал дону Хуану, что, по моему мнению, тиран может только сделать свою жертву либо абсолютно беспомощной и жалкой, либо такой же злобной и жестокой, как он сам. Я сослался на множество работ по изучению воздействия физических и психологических пыток на психологию жертвы.

– Да, но ты сам только что сформулировал то, чем обусловлено принципиальное различие, – парировал дон Хуан. – Ты говоришь о жертве, а не о воине. Когда-то в отношении этого вопроса я испытывал те же чувства, какие ты испытываешь сейчас. Потом я расскажу тебе, что заставило меня измениться, но сначала давай вернемся ко временам Конкисты. Видящие тех времен даже мечтать не могли о лучших условиях. Испанцы были мелкими тиранами, в столкновении с которыми видящие испытывали свое мастерство в самом полном объеме, до предела. Натренировавшись же на завоевателях, они могли иметь дело с чем угодно. Видящим тех времен крупно повезло. Мелких тиранов тогда было полным-полно, и встречались они повсеместно.

Да, но те замечательные времена изобилия давно прошли и теперь дело обстоит несколько иначе. Никогда после этого не было мелких тиранов такого масштаба, поскольку неограниченной их власть была только тогда. А ведь мелкий тиран, обладающий неограниченными правами и возможностями – это идеальный компонент для получения выдающегося видящего.

Так что в наше время видящим приходится идти на крайние меры, чтобы отыскать нечто достойное внимания. И тем не менее в большинстве случаев им приходится удовлетворяться очень-очень крохотными тиранчиками.

– А ты? Тебе-то удалось найти мелкого тирана, дон Хуан?

– Мне повезло. Он нашел меня сам – великолепный мелкий тиран, прямо-таки королевский экземпляр…» (К. Кастанеда).

«Если увидишь шаолиньского монаха – в любом случае ударь его. Мастеру ты не сможешь причинить вреда, ученик поблагодарит тебя за урок, а лжемонаху так и надо».

«Самая опошлившаяся из всех опошлившихся вещей, что причинять боль – дурно», потому что «Ослабляя болезнь, вы ослабили больного, вы не врачи, а шарлатаны» (Ф. Ницше).

«Повинуйтесь своим господам, но лелейте свою злопамятность, помня, что вы хороши, а они плохи, и вы будете наслаждаться, наблюдая, как они горят в аду», потому что «Все добродетели хотят, чтобы им заплатили» (Ф. Ницше).

«По ту сторону хорошего и дурного раздается мой смех!» (Ф. Ницше).

У молодых российских офицеров есть поговорка:

«К солдату как ни подойди, у него везде ...опа». Имеется в виду, что если насаждать жесткую дисциплину, то солдаты будут роптать и выражать недовольство. А если чуть ослабить требовательность, то солдаты просто-напросто сядут на голову. Пострадает и служба, и дисциплина, и порядок. В итоге наказывают и самого солдата, и офицера, который допустил безнаказанность. Вот здесь молодые лейтенанты, практически такие же юные, как и солдаты, начинают понимать относительность добра и зла и связанные с этим сложности выбора.

В дополнение темы одна суфийская история. В чайхане сидят посетители, пьют чай и обсуждают события дня. Тут заходит молодой суфий и говорит, обращаясь ко всем собравшимся: «Мой учитель просил объявить, что мудрым может стать только тот, кто с нетерпимостью относится ко злу, даже если сам на себе его не испытал». Тут встал ходжа Насреддин, пивший до этого чай, и ответил: «Передай своему учителю, что ни к чему не надо относиться с нетерпимостью, особенно, пока не убедишься, что первоначальное зло не является скрытым благом. И наоборот».


Разделы:Скорочтение - как читать быстрее | Java тренинги - работа на мобильном | Тест скорочтения - проверить скорость | Проговаривание слов и увеличение скорости чтения | Угол зрения - возможность научиться читать зиг-загом | Концентрация внимания - отключение посторонних шумов Медикаментозные усилители - как повысить концентрирующую способность мозга | Запоминание - Как читать, запоминать и не забывать | Курс скорочтения - для самых занятых | Статьи | Книги и программы для скачивания | Иностранный язык | Развитие памяти | Набор текстов десятью пальцами | Медикаментозное улучшение мозгов | Обратная связь